Депутат Назаров считает: из сложной экономической ситуации бизнес может выйти окрепшим

16.12.2014, 20:00

Андрей Назаров запомнился в республике руководителем амбициозного проекта «Центр стратегических разработок при Президенте Республики Башкортостан», депутатом Госсобрания, работой в качестве специального представителя президента РБ по инвестиционному сотрудничеству. Сейчас известный политик и бизнесмен занимает должность сопредседателя «Деловой России». На «Деловом завтраке» в «Российской газете» он дал оценку правовому полю, в котором сегодня приходится работать предпринимательскому сообществу, рассказал о деятельности Центра общественных процедур и подсказал направления для приложения сил бизнесу республики.

Депутат Назаров считает: из сложной экономической ситуации бизнес может выйти окрепшим

Андрей Геннадьевич, вы, будучи депутатом Госдумы, являлись первым заместителем Председателя Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Насколько сложно сформировать конструктивное для бизнеса правовое поле?

Андрей Назаров: Наше законодательство по-своему уникально — мы за четверть века внесли в наши нормативные акты столько поправок, что, наверное, побили все мировые рекорды. С одной стороны, многие законы меняются в соответствии с требованиями времени. С другой — не знаем, какой «сюрприз» нас ожидает завтра.

Самый свежий пример. Несколько лет назад был введен запрет на возбуждение уголовных дел по налоговым преступлениям без предварительного заключения налогового органа. В результате число таких дел снизилось практически на четверть. Однако правоохранительные органы увидели в этом сокрытие преступлений и теперь получили право действовать без учета мнения фискального ведомства.

Что тогда предпринимает «Деловая Россия» со своей стороны? Во-первых, мы предлагаем, чтобы налоговый орган все-таки вносил свое официальное мнение, которое суд мог бы учитывать при рассмотрении дела. Такая норма в законе появилась. И второе — мы считаем, что необходимо изменить нижний порог, с которого начинается уголовное преследование по неуплате налогов.

Предлагаем поднять его в два раза, с шести до 12 миллионов рублей. Надо ведь учитывать и инфляцию, а сейчас еще и резко выросший курс валюты.

Надо признать, что сегодня, в отличие от ситуации 10-летней давности, без привлечения бизнеса не проходит обсуждение ни одного законопроекта.

Конечно, порой они бывают формальными, не всегда наши аргументы побеждают.

К президенту обращаются с самых разных сторон, и, конечно, не всегда наше слово оказывается самым весомым. Но, по большому счету, сейчас грех жаловаться, что мы находимся в каком-то вакууме.

Для «Деловой России» это тактическая реакция на ситуацию, но ведь у вашей общественной организации на законодательном фронте есть, видимо, и стратегические цели?

Андрей Назаров: Конечно. И одна из них — надо менять саму философию отношения к бизнесу, уменьшать количество проверок, снижать давление на бизнес через уголовное преследование, за экономические преступления вводить наказания, не связанные с лишением свободы.

В российском законодательстве предусмотрены кратные штрафы по коррупционным статьям. Сейчас Президент страны Владимир Путин внес, например, законопроект, предусматривающий совершенствование данного закона.

Мы давно предлагаем, что такие кратные штрафы надо вводить и по другим статьям 22-й главы Уголовного кодекса, где собраны все экономические преступления.

Для чего это нужно? Главное, остается неотвратимость наказания. Проще говоря, ты заплатишь больше, чем украл. Государство в выигрыше — получены дополнительные деньги в бюджет, общество чувствует моральное удовлетворение — преступник наказан, сам коммерсант опять же рад, что остался на свободе.

У нас, что экономическое преступление совершил, что, извините, голову человеку отрубил, можно одинаково лишиться свободы на 10 лет. Но ведь тяжесть общественного деяния абсолютно разная! И это надо начинать различать.

Ежегодно у нас по экономическим статьям возбуждается около 200 тысяч уголовных дел, после уголовного преследования 68 процентов предпринимателей лишаются своего бизнеса, порядка 140 тысяч компаний ежегодно перестают существовать. Исчезают рабочие места, налоговые поступления.

Вы были одним из инициаторов создания Центра общественных процедур.

Насколько эффективно и востребовано оказалось это начинание?

Андрей Назаров: Идея создания общественного института по защите прав предпринимателей появилась три года назад. На тот момент бизнесменов захлестнула волна рейдерских захватов и необоснованных уголовных дел. В результате возникла организация, которую назвали Центр общественных процедур (ЦОП) «Бизнес против коррупции и рейдерства». Создали наблюдательный совет из 70 представителей правоохранительных служб и государственных ведомств. Мне предложили стать исполнительным сопредседателем. Еще будучи депутатом Госдумы, мне пришлось возглавлять рабочую группу «Правовая защита бизнеса», поэтому и здесь выбор пал на меня.

За время существования ЦОПа в него поступило более 700 обращений со всей России. Всего сейчас у нас порядка 40 историй успеха. Каждая такая история — штучная работа, и их не может быть сотни и тысячи.

Со временем мы поняли, что без государственного участия полноценную помощь бизнесменам оказать сложно. И тогда вышли с инициативой создания института уполномоченных по защите прав предпринимателей. По сути новая должность «выросла» именно из ЦОПа. Указом Президента России был назначен Уполномоченный по защите прав предпринимателей, которым стал Борис Титов.

Со следующего года это будет отдельный государственный орган. В итоге сформировался тандем, когда государство и общество работают вместе.
Теперь конструкция начала «опускаться» в регионы, на местах действует уже 25 региональных советов ЦОП. Провели несколько выездных заседаний, в том числе и в Башкирии. Республика стала особым регионом не только для меня, но и для Бориса Титова, здесь наблюдательный совет регионального ЦОП оказался единственным, который возглавил именно он.

Башкирия сейчас один из тех регионов, где выстроена вертикаль и по линии уполномоченного по правам предпринимателей, и по линии ЦОПа. И надо заметить, что число жалоб из республики в последнее время заметно уменьшилось.

Не окажутся все усилия по становлению и развитию предпринимательства напрасны в связи с санкциями, с падением курса рубля?

Андрей Назаров: (смеется) Мы жили бедно, потом нас обокрали... Да, ситуация стала сложнее. Уменьшился доступ к финансовым ресурсам, санкции нарушили многие процессы — перестали поставляться товары, аннулировались договоренности. Предпринимательское сообщество это почувствовало.

Но есть и другая чаша весов, есть и плюсы.

Государство, когда ему сложно, начинает смотреть на бизнес. Если у нас больше половины бюджета пополняется за счет нефтегазовых доходов, то и приоритет ему. Но стоит только сырьевым поступлениям «провиснуть», появляется внимание к предпринимательским структурам. В своем послании
Владимир Путин это обозначил. Объявлен мораторий на четыре года по изменению налогового законодательства, заявлено о двухгодичных налоговых каникулах для малых предприятий.

Сейчас из-за санкций пошел разворот в сторону деловых кругов. Мы предлагали еще в лучшие, так называемые «жирные» годы, когда денег было много: давайте отпустим бизнес, создадим ему щадящий режим, не будем на первых порах брать с него налоги... Сегодня, конечно, жирка нет. Но в любом случае это хорошее начинание, хотя и не кардинальное. Но мне кажется, что разворот все равно произойдет. Нам просто деваться некуда.

Вы не думаете, что эта проблема актуальна и для Башкирии — ведь здесь доля сырьевого комплекса в формировании республиканского бюджета очень значительна?

Андрей Назаров: Когда я еще работал в республике, то предлагал провести форум «Башкирия после нефти». Говорил, что рано или поздно она в регионе закончится, и давайте вместе придумаем, что будем делать дальше? Я имел в виду, прежде всего, физическое отсутствие нефти. Тогда это можно было все спокойно просчитать. Не модно приводить в пример других, но тем не менее. Возьмем арабские страны. Сейчас у них сырьевые запасы уже не играют прежней определяющей роли. Они получают большой доход от туризма, от финансовых, банковских услуг. А ведь кроме песков ничего не было.

Теперь и нам от безысходности надо создавать ситуацию, когда бизнесу будет оказано должное уважение.

Далек от того, чтобы идеализировать наше деловое сообщество, но западных миллионеров сюда очень тяжело заманить. Зато есть тысяча своих уфимских предпринимателей с несколькими миллионами рублей, имеющих возможность инвестировать. Вот вам и миллиард. Этот бизнес свой, домашний, он никуда не уедет. Давайте обласкаем их так, чтобы они свои миллионы в республику вложили. Конечно непросто, но задача вполне посильная. Нужно просто ею заниматься.

И где вы видите точки приложения сил для предпринимателей республики?

Андрей Назаров: Когда я говорил о тысяче предпринимателей, то имел в виду, что они сами будут решать, куда им выгодней вложиться. Но тем не менее...

Например, туризм в Башкирии сегодня не развит на том уровне, на котором мог бы приносить ощутимый доход. Тот же горнолыжный отдых. Основа имеется: горы, пара популярных центров. Есть и места, где можно и дальше развивать такой вид отдыха.

Еще одно интересное направление — санаторно-курортное лечение в Башкирии. Оно сохранилось и существует на высоком уровне. Хотя цены зашкаливают и сервис слабый. Помню, меня не раз критиковали, когда я предлагал республиканские санатории акционировать. Но ведь от этого ничего не изменится, никто эти курорты никуда не уведет. А инвестор начнет думать, как привлечь еще больше людей, строить новые корпуса, улучшать сервис. В итоге, если объединить вместе туризм и санаторно-курортное лечение, то, на мой взгляд, может получиться целая мощная отрасль.

Дальше. У нас в Башкирии есть развитая горнодобывающая и перерабатывающая промышленность в Сибае, Учалах, Хайбуллинском районе. В принципе, и здесь можно говорить об отдельной отрасли, которая давала бы серьезные точки роста. Сейчас, например, в тех краях развита заготовка и отправка на экспорт природных камней. В маленьких карьерчиках предприниматели делают бизнес. Нельзя забывать об инновационных и фармацевтических направлениях. И таких ниш очень много.

И, наконец, у нас огромное сельское хозяйство. Но по факту не очень эффективное. С одной стороны, республика находится в зоне рискованного земледелия. С другой — эффективные формы хозяйствования пока не найдены. Их и надо искать, положительные примеры в России есть. Тем более в условиях санкций аграрный сектор может стать очень перспективным.

Андрей Назаров: Ежегодно у нас возбуждается около 200 тысяч уголовных дел против предпринимателей.

Комментарии:

Наша группа Вконтакте:
Последние новости:

20.4.2015, 22:22
Эвелина Бледанс показала своим фанатам фото без косметики
20.4.2015, 19:32
Ксения Бородина показала первые модели из своей коллекции одежды
17.4.2015, 13:54
Ксения Бородина рассказала о предстоящей свадьбе
15.4.2015, 19:13
Михаил Терехин боится растолстеть
14.4.2015, 09:55
Прохор Шаляпин рассказал о болезни любимой
10.4.2015, 14:11
С любовницей Михаила Терехина развелся муж
6.4.2015, 09:16
Жанна Фриске начала терять зрение
5.4.2015, 23:05
Эвелина Бледанс устроила праздник в честь 3-летия сына Семена
3.4.2015, 15:34
Татьяна Тарасова назвала причину провала российских фигуристов на ЧМ-2015 в Шанхае
23.3.2015, 15:17
Александр Малинин игнорирует успех сына в шоу «Один в один!»
Популярные новости:

15.3.2012, 14:01
Татьяна Тарасова похудела на 30 кг ради операции
27.2.2015, 15:10
Татьяна Тарасова стала жертвой аферистов
20.4.2015, 22:22
Эвелина Бледанс показала своим фанатам фото без косметики
17.4.2015, 13:54
Ксения Бородина рассказала о предстоящей свадьбе
10.3.2015, 23:07
Жанна Фриске и Дмитрий Шепелев сыграют свадьбу
21.3.2015, 19:37
Актриса Анна Калашникова и певец Прохор Шаляпин стали родителями
25.6.2014, 19:20
Роза Сябитова и ее муж подставили Малахова и обманули своих поклонников
16.4.2014, 21:34
Медики, лечащие Жанну Фриске, сделали заявление
14.4.2015, 09:55
Прохор Шаляпин рассказал о болезни любимой
5.4.2015, 23:05
Эвелина Бледанс устроила праздник в честь 3-летия сына Семена
Поиск по сайту: